Дружба народов - рецензии на фильмы "Такси" и "Милый Ханс, дорогой Петр"

В первые дни осени приятно вспомнить теплые летние вечера. Особенно, когда ты посвятил их просмотру авторского кино в летнем кинотеатре парка "Музеон". Удалось посмотреть два фильма - оба глубоко гуманистические по замыслу своего высказывания, но диаметрально разные по форме.
И это тот самый случай, когда незатейливая, на первый взгляд, лента - "Такси" Джафара Панахи оставляет более цельное и сильное впечатление, чем интернациональный проект с контрастными фильтрами о советско-немецкой дружбе перед началом Второй Мировой. "Милый Ханс, дорогой Петр" - фильм с которым, кажется, сильно перемудрил Александр Миндадзе.
Живой классик иранского кино Панахи продолжает серию своих картин, наперекор официальной цензуре фиксирующую все атавизмы исламистского тоталитарного режима. "Такси" - лауреат главного приза Берлинского кинофестиваля 2015г. , и, без всяких сомнений, "Золотым медведем" удостоили не столько крепкое, псевдо документальное кино само по себе, сколько несгибаемость создателя и его бесстрашие говорить о проблемах своей страны на весь мир. Осужденный правительством на многолетнее заключение в тюрьме за свои откровенно либеральные картины, которое после было заменено домашним арестом без права продолжать режиссерскую деятельность, не помешало собрать команду единомышленников, поставить на "торпеде" автомобиля 2 камеры, самому устроиться в кресло шофера и возить по городу людей, параллельно обсуждая все общественные проблемы и несправедливости, которых в Иране полно. Лейтмотив - полная неспособность карательного режима справиться с тотальным воровством и прочими бедами, корни которых в низком уровне жизни и пережитках традиционного уклада исламской государственности. По Панахи рецепт для того, чтобы родина начала процветать крайне прост - воспитание, образование, уважение к друг другу и милосердие. Точнее, смелость быть мудрым и милосердным и прививать эти ценности своим согражданам - в том числе, через такие вот простые фильмы, в которых, среди прочего, в одной из сценок друг режиссера прощает своего соседа-бедняка, ограбившего его на улице, спасая тем самым от казни, таксисты бесплатно подвозят раненых до больницы, а сам мэтр дает советы юному студенту-кинематографисту и с улыбкой на лице помогает выбрать у фарцовщика картину Вуди Аллена, естественно запрещенную. Но просвещение не остановить, не задушить - и сам фильм "Такси", пробившийся сквозь сумрак государственной цензуры этому лучшее подтверждение.

"Милый Ханс, дорогой Петр" - третья лента Александра Миндадзе, одного из самых заслуженных отечественных сценаристов. В год так широко празднуемого 75-ти летия Великой Победы и одновременно во времена небывалых в истории современной России разногласий с доброй половиной света, фильм, судя по крайне длинному описанию, повествующий о дружбе немецкого инженера Ханса и советского (точнее, украинского) рабочего Петра выглядит этаким кинематографическим призывом кота Леопольда: "Ребята, давайте жить дружно!" К гуманистическому посылу не придерешься - сейчас многим стоит напомнить, что война еще никому не принесла ничего хорошего. Но проблема в том, что по факту в самой ленте повествование путанное, мотивы поступков героев, порой, не поддаются логическому объяснению. Заявленная основная сюжетная линия - интернациональная дружба объясняющихся жестами людей настолько бессознательная, что в нее как-то и не веришь. Да и уделено ей минут 10 из 2-х часов вязкого и местами скучноватого фильма. Из сильных образов отметить можно только постоянный скрежет металла на заводе, адское пламя печей, окрики охраны и скрип кирзовых сапогов - фашизм наступает, грядет война и здесь вопросов к режиссеру никаких, спинным мозгом чувствуется надвигающиеся катастрофа. Но в целом неоправданных ничем неясностей так много, что, кажется, Господин Миндадзе просто перемудрил в попытке сделать нетривиальное кино.
Но все ж таки, за посыл "Миру мир" в наше неспокойное время, можно на многое закрыть глаза.

"Размокшие под облаками" - рецензия на фильм "Под электрическими облаками"

Алексей Герман Мл., по собственным словам, снял фильм для интеллигенции. Посмотрев его в практически пустом кинозале в день российской премьеры, хочется добавить, что картина не только для нее, но еще и о ней, об этой самой интеллигенции и о ее незавидной судьбе в нашей стране.

Наверное, любая «правильная» рецензия о фильме Алексея Германа Мл. должна бы начинаться со сравнений с Германом Старшим, благо влияние творчества отца, конечно, чувствуется. Но хочется этого избежать, в первую очередь, из уважения к сыну, да и потому что у Алексея Алексеевича получилось атмосферное и очень самобытное кино, которого давно не хватало отечественному кинематографу.

Представляется, что режиссер абсолютно сознательно переносит действие в 2017г., такой близкий, но по Герману уже такой далекий. В России нескончаемая метель, сменяющаяся дождем, дует жуткий пронизывающий ветер, мир живет ожиданием большой войны (а ведь, согласитесь, в реальности и в правду же живет,  холодная-то ведь уже возобновилась, и черт его знает, что там в этом 2017г. стрястись может…). А судьбы незаурядных персонажей крутятся вокруг одного небоскреба-долгостроя, которому, по мнению обывателей, «не хватает то ли куполов, то ли шпилей», ну или «мраморных колонн», на худой случай. Да, на небе теперь целых 2 солнца, но от них не теплее, просто стало удобнее размещать рекламу.

«Под электрическими облаками» - это какой-то уникальный интеллигентский киберпанк. Чтобы было понятней, это если бы поминаемый в фильме хит всех игровых приставок и ПК в 2000-х - Fall Out - выпустила бы студия, на которой сценаристами трудится плеяда великих русских писателей: от Грибоедова до Замятина, а киборги и зомби не мычат, а цитируют Бродского и рассуждают о Малевиче и Петрове-Водкине.
Collapse )

"Мажорное дело браком не назовут" - рецензия на фильм "Форс-мажор"

В ограниченный прокат вышел фильм-победитель второй по престижности (после основной) программы Каннского кинофестиваля 2014 "Особый взгляд" - с непримечательным оригинальным названием "Turist", которое прокатчики в РФ опять-таки не стали переводить впрямую, озаглавив ленту "Форс-мажор", что, впрочем, на удивление очень даже подходит этой картине.

Швед Рубен Эстлунд снял очень остроумное, тонкое кино о трудностях брака, человеческом малодушии и смелости себе в нем признаться. По сюжету молодые родители, сперва кажущиеся идиллической счастливой европейской парой - обеспеченной, с двумя детьми, решают провести отпуск на элитном альпийском горнолыжном курорте. Но внезапная лавина, сошедшая в непосредственной близости от них во время обеда в горном ресторане, резко переворачивает привычный уклад их совместного сосуществования.

Лавина, а, точнее, ее последствия для супругов и явились тем самым форс-мажором, спровоцировавшем неведомый ранее нормальной буржуазной европейской семье страх, перед лицом которого с героев слетели все маски.

Collapse )

"Бабий бунт" - рецензия на фильм "Как меня зовут?"

Приятно осознавать, посмотрев дебютный полный метр Нигины Сайфуллаевой «Как меня зовут?», что успех «женской волны» в современном отечественном кино последних лет не просто случайность. Казалось бы, от прекрасной половины человечества только Валерия Гай Германика была яркой вспышкой на тускловатом небосклоне российского авторского кино, и думалось, что ее интерес к «девчачьим» подростковым проблемам, первым влюбленностям и прочим сложностям взросления в современном обществе, так и останется раз и навсегда исключительно ее вотчиной, которая вслед за Канном-2008 принесет ей еще пару-тройку статуэток. Но внезапно в течение последних года-двух последовала целая череда ярких кинолент от молодых женщин-режиссеров: «Еще один год» Оксаны Бычковой, «Комбинат Надежда» Натальи Мещаниновой (кстати, для обеих лент сценарий писала Любовь Мульменко – автор скринплэя «Как меня зовут»), «Звезда» Анны Меликян. И все эти крайне простые по форме, относительно малобюджетные картины действительно яркие, полные авторского взгляда на обыкновенные, в общем-то, социальные проблемы, на превратности судьбы и, конечно же, переосмысление персонажами собственного жизненного пути. Казалось бы, классическая драматургия, отсутствие каких-либо уникальных художественных средств. Все предельно просто и честно, никакого философского пафоса. Но с той самой женской чувственностью и интуицией. Похоже, именно благодаря этой совокупности факторов названные фильмы и не оставляют равнодушными.

Collapse )

"Глухой к авангарду" - рецензия на фильм "Племя"

Как Мирослав Слабошпицкий решил удивить зрителя фильмом «Племя», но не смог справиться с ролью авангардиста нового восточноевропейского кино.
image
После премьерного показа фильма «Племя» режиссера Мирослава Слабошпицкого в уютном Центре документального кино, невольно приходит на ум концепция русского авангарда начала ХХ века: это направление ищет и создает новый художественный опыт, отрицая предыдущий и протестуя против консервативных, обывательских, академических форм искусства. Но не стоит думать, что это комплимент. Ведь для того, чтобы ломать каноны, сперва необходимо филигранно владеть техникой создания художественного произведения – тем самым балансом формы и содержания, которого, как кажется, драматически не достает этому кинофильму.

Хотя поначалу лента смотрится действительно свежо. Единственно потому, что автор использует по-настоящему необычный прием: абсолютно все персонажи фильма глухонемые, в фильме нет ни одного слова, но он не немой, он наполнен интершумами. Камера будто бы следует, крадется за героями, и благодаря этому зритель, порой, и вправду чувствует себя свидетелем разворачивающихся в кадре событий, при этом, что очень важно, слышит все, что происходит. И это, во-первых, остроумно преподнесенный парадокс восприятия мира разными людьми, а во-вторых, новая авторская нотка – когда звуки фоновые становятся основными.

Collapse )

"Живописное затишье перед техногенной бурей" - рецензия на фильм "Испытание"

При просмотре нового фильма Александра Котта «Испытание» не удастся услышать ни единого слова, но зато получится 3 раза улыбнуться, 1 раз погрустить и бесконечно созерцать.

Каждый мало-мальски приличный писатель мечтает написать помимо сатирических рассказиков - большой роман с философским подтекстом, художник помимо портретов на заказ – полотнище с каким-нибудь Бородинским сражением, а «мэйнстримовый» режиссер снять камерное авторское кино для души, которое потом окрестят «фестивальным», признают на престижном или не очень киносмотре, тем самым публично откроют в создателе крепкую творческую единицу, и он со спокойным сердцем и чистой совестью сможет продолжать снимать телесериалы.
43493

Вот и новый фильм коммерчески вполне успешного и востребованного режиссера Александра Котта "Испытание"очень напоминает такой опыт. Сценарий этого фильма несколько лет дожидался миллионов для создания блокбастера по задумке Павла Чухрая ("Вор", "Водитель для Веры" и т.д.), но в результате он дождался только Котта с его концепцией и желанием снять картину совершенно противоположного толка.
И получилось ведь, оценил даже "Кинотавр-2014". Оценил, наверное, заслуженно, хоть эта лента и не открывает в кинематогрофе ничего принципиально нового, не является каким-либо прорывом и не блещет уникальными творческими находками, даже скорее наоборот, этот фильм во многом архаичен в стилистике своего киноязыка, да и сама идея конфликта личного и общего, временного и вечного, бренного и вселенского совсем не нова.

Collapse )

"Зеркальная гладь северной души" - рецензия на фильм "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицина"

Широкому зрителю представлен новый фильм-размышление Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», который транслирует многочисленные думы режиссерао судьбах отечества, гражданина и их совести на фоне северных красот.
filmz.ru_f_196073
Тихим вечером 6 сентября 2014 года состоялась церемония награждениястарейшего в мире кинофестиваля в Венеции, уже 71 по счету. Его лауреатом нельзя сказать, что неожиданно, даже несмотря на современную геополитическую ситуацию, стал новый фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». Что не говори, общемировой тренд на возрождение социального реализма сильнее любых санкций и политических лозунгов, и «Белые ночи...» вписываются в него идеально. Обычно задумчивый и подчеркнуто отстраненный Кончаловскийтак искренне улыбался во время награждения «Серебряным львом» за лучшую режиссуру, что все его предыдущие заявления об абсолютном безразличии к реакции и успеху картины у зрителя: «Я вообще снимал картину, думал, что она не выйдет никуда. Ну и что? Хочу понять, вот и всё», - стали еще более спорными. Ну не мог «человек мира»Андрей Сергеевич не знать, что его лента прекрасно вписывается в парадигму современного авторского кино. Но в то, что он снимал кино для себя и по-своему, в поисках этого самого своего понимания –верится сполна.

Действие картины (хотя в данном контексте уместнее сказать «бездействие») происходит на эпических просторах Архангельской губернии, в деревнях района Кенозёрья, что где-то под Плесецком. Это тот самый редкий случай, когда в начальных титрах смело можно писать:«Персонажи не вымышлены, а сюжет самый что ни на есть реальный!». Точнее, в фильме практически не задействованы профессиональные актеры и серьезной фабулы киноповествования как таковой тут днем с огнем не сыщешь.Скорее речь о сюжете масштабном, рамочном – та самая набившая оскомину жизнь российской глубинки без прикрас, личная экзистенциальная история как общее место современнойдействительности. Все это уже привозил на какой-нибудь киносмотр любой уважающий себя автор «новой русской волны», да исам Кончаловский, в конце концов, 30 лет назад «Историю Аси Клячиной».И многие из них непременно что-то выигрывали, больно уж тема благодатная и неиссекаемая,а западный зритель все никак не может ее разлюбить, также как и неунывающий почтальон Леха не может разлюбить свою Родину.
Collapse )

"Бродячие мы" - рецензия на фильм "Бродячие псы"

Нелинейная геометрия кадра и жизни в новом фильме Цай Минляна "Бродячие псы"

Тарковский от Азии - Цай Минлян представил в рамках прошедшего в 2014 году 36 Московского кинофестиваля свой поистине эпичный кино-роман, по мнению самого автора, символизирующий верх его многолетней творческой карьеры и вполне себе претендующий на роль последнего фильма в кинематографическом пути режиссера.
mid_2234271_08_201309061153448250

Бытие униженных и оскорбленных, городского дна, как и в любом классическом романе, будь то нетленное творчество русских классиков или кинопленка восточных мастеров - безграничный холст для отрисовки на нем философско-мировоззренческих этюдов.

Фирменный почерк Минляна в "Псах", удостоенных львом Венеции-2013, особенно проявлен и читаем. Нарочито неприлично долгие сцены с эстетически выверенными кадрами безукоризненно работают на лейтмотив творчества азиатского мастера - неизмеримое одиночество и истинную отрешенность человека в современном перенаселенном мире.

Collapse )

"Неожиданное достоинство смелости" - рецензия на фильм "Бердмэн"

Или как Бердмэн стал птицей счастья сегодняшнего дня для храброй команды его создателей.

image
После просмотра «Бердмэна» Алехандро Гонсалеса Иньяриту («Сука любовь», «21 грамм», «Вавилон») невольно задаешься вопросом: благодаря чему фильм с достаточно простым и избитым сюжетом о терзаниях актера «средней руки» в плену у собственных гипертрофированных амбиций превращается в небанальную, запоминающуюся трагикомедию, снискавшую успех не только у зрителей по всему миру, но и завоевавшую признание критиков, кажется, со всех 6 континентов (кроме разве что Антарктиды)?

Перечислить всю сотню номинаций «Бердмэна» просто невозможно: это и Венеция, где, кстати, состоялась премьера фильма 27 августа 2014г., и Золотой глобус, и попадание в финальный шорт-лист Оскара по многим категориям от «Лучшего звукового монтажа» до «Лучшего фильма». Половина из них уже превратилась в разнообразные статуэтки, но это, стоит полагать, еще далеко не предел.

Думается, этот триумф зиждется все-таки на смелости режиссера и его команды, рискнувшей использовать оригинальные и сложные по исполнению кино-приемы, а также на органичности актеров, предавших персонажам необходимые выпуклости характеров. В результате, вроде бы примитивный по содержанию фильм, ненавязчиво дразнящий нас набором комедийных моментов, по факту оперирует вечными конфликтами правды и лжи, интриг и подлинных чувств, ничего не стоящей, мимолетной любви толпы и подлинной любви семьи. Эта кинолента, виртуозно отснятая с эффектом одного дубля на подмостках бродвейского театра, вдруг превращается в универсальную историю человеческой жизни, которая, в общем-то, как мы все прекрасно знаем, и есть театр, а проносится и в правду также стремительно, как камера оператора Эммануэля Любецки (обладателя Оскара за «Гравитацию» А. Куарона) вылетает в один момент из гримерки на сцену или с крыши Нью-Йорского небоскреба прямо под свет софитов Сент-Джеймс театра.

Collapse )

"Чувство собственной вины" - рецензия на фильм "Левиафан"

Международный триумфатор 2014г. – фильм Андрея Звягинцева «Левиафан» как самое поэтическое доказательство того, что в этом мире не существует «без вины виноватых».

Обычно так и бывает. Вопросами вечными, существующими вне времени и пространства, или точнее это время и пространство определяющими, задаются не все и не сразу.

Крайне редко первые творческие опыты любого художника, будь то поэт, писатель, композитор или режиссер, затрагивают категории метафорические, чаще они переполнены рефлексиями и в большей мере транслируют обширный багаж эмпирического опыта, то есть тех переживаний и порожденных ими изречений и умозаключений, достигших той критической массы, которая уже физически не могла не вылиться в то или иное произведение.

И этот дебют обычно получается, конечно же, при определенном таланте творца, очень проникновенным, личностным и звучащим искренне и свежо. Ну а если уж талант недюжинный, а оттого редкий, то случается так, как с «Возвращением» - первой картиной Звягинцева. Эта лента была удостоена главного приза Венецианского кинофестиваля и символизировала, по мнению всех ведущих критиков, возрождение и возвращение российского авторского кино на международную арену, а режиссера тогда сравнивали с самим Тарковским, благо очень удобно: и тот, и другой Андрей, а героев их дебютных картин зовут Иванами («Иваново детство» реж. А. Тарковский).

К полотнам же более универсальным, апеллирующим к понятиям вселенским, необходимо прийти, обретя по дороге мудрость смотреть не просто на отдельно взятое явление или человека, равно как и не на семью, общество, государственность или этнос в отдельно взятой географической локации в рамках того или иного сюжета, а на причинно-следственные связи мироздания. Свои постулаты же автор осознанно вшивает в канву порой достаточно линейной, общепонятной, злободневной сюжетной линии, которая легко считывается широким зрителем, но с обязательным использованием выпуклых персонажей и радикальных событий для создания нужного градуса напряжения и его планомерной эскалации.

И именно такого рода произведения становятся классикой, попадая в различные учебники и альманахи с конкретными примерами художественно-изобразительных средств, столь удачно и выверено использованных автором для создания ярких образов и глубокомысленного подтекста, разглядев который многие (совершенно очевидно, что не все, но, хотелось бы верить, что многие) могут хоть на чуточку приблизиться к пониманию вещей основополагающих с точки зрения всего человеческого существования, но ловко скрытых за конкретной, обычно, очень трагичной историей.

«Левиафан» - совершенно точно пример как раз такого творения.

Collapse )